ivmenida
Элитные полтора метра..
Императрица
Елизавета Петровна крайне удивила лекарей, когда за полминуты до смерти
поднялась на подушках и, как всегда, грозно, спросила: "Я что, все еще
жива?!". Но, не успели врачи испугаться, как все исправилось само собой.

Граф Толстой последнее, что произнес на смертном одре: "Мне бы цыган услышать - и ничего больше не надо!"

Композитор Эдвард Григ: "Ну что ж, если это неизбежно...".

Павлов: "Академик Павлов занят. Он умирает".

Знаменитый натуралист Ласепед отдал распоряжение сыну: "Шарль, напиши крупными буквами слово КОНЕЦ в конце моей рукописи".

Физик Гей-Люссак: "Жаль уходить в такой интересный момент"

Дочь Людовика XV Луиза: "Галопом в небеса! Галопом в небеса!"

Виктор Гюго: "Я вижу черный свет...".

Юджин О`Нейл, писатель: "Я так и знал! Я так и знал! Родился в отеле и... черт побери... умираю в отеле".

Джордж Байрон: "Ну, я пошел спать".

Людовик XIV кричал на домочадцев: "Чего вы ревете? Думали, я бессмертен?"

Отец
диалектики Фридрих Гегель: "Только один человек меня понимал на
протяжении всей жизни... А в сущности... и он меня не понимал!".

"Подождите
минуточку". Это сказал Папа Римский Александр VI. Все так и сделали,
но, увы – ничего не получилось, папа все-таки скончался.

Вацлав Нижинский, Анатоль Франс, Гарибальди перед смертью прошептали одно и то же слово: "Мама!"

Еврипид,
который, по слухам, был просто в ужасе от близкой кончины, на вопрос,
чего может бояться в смерти такой великий философ, ответил: "Того, что я
ничего не знаю".

Умирая, Бальзак вспоминал одного из персонажей своих рассказов, опытного врача Бианшона: "Он бы меня спас...".

Петр Ильич Чайковский: "Надежда!.. Надежда! Надежда!.. Проклятая!"

Михаил Романов перед казнью отдал палачам свои сапоги: "Пользуйтесь, ребята, все-таки царские".

Шпионка-танцовщица Мата Хари послала целящимся в нее солдатам воздушный поцелуй: "Я готова, мальчики".

Философ Иммануил Кант произнес перед самой смертью всего одно слово: "Достаточно".

Один из братьев-кинематографистов, 92-летний О. Люмьер: "Моя пленка кончается".

Ибсен, пролежав несколько лет в немом параличе, привстав, сказал: "Напротив!" - и умер.

Надежда Мандельштам - своей сиделке: "Да ты не бойся".

Александр Блок: "Россия съела меня, как глупая чушка своего поросенка"

Сомерсет Моэм: "Умирать - скучное занятие. Никогда этим не занимайтесь!"

Генрих Гейне: "Господь меня простит! Это его работа".

Иван Сергеевич Тургенев на смертном одре изрек странное: "Прощайте, мои милые, мои белесоватые...".

Знаменитый английский хирург Джозеф Грин по врачебной привычке мерил свой пульс. "Пульс пропал" - сказал он

Поэт
Феликс Арвер, услышав, что санитарка говорит кому-то: "Это в конце
коЛидора", простонал из последних сил: "Не коЛидора, а коРидора" и умер.

Леонардо да Винчи: "Я оскорбил Бога и людей! Мои произведения не достигли той высоты, к которой я стремился!"

Федор Тютчев: "Какая мука, что не можешь найти слово, чтобы передать мысль"

Полетт Брилат-Саварин, сестра известного французского гастронома, в свой сотый день рожденья, после третьего блюда, почувствовав приближение смерти сказала: "Быстрее подавайте компот – я умираю"

Оскар
Уайльд, умиравший в гостиничном номере, оглядел угасающим взором
безвкусные обои на стенах и вздохнул: "Они меня убивают. Кому-то из нас
придется уйти". Ушел он. Обои остались.

А вот последние слова Эйнштейна канули в Лету - сиделка не знала немецкого...


URL записи

@темы: цитатник